06 марта 2015



Сергиевопосадская журналистка Ольга Ромашова уже шесть лет восстанавливает имена бойцов и командиров 9-й дивизии народного ополчения, которая формировалась в Москве в июле 1941 года и в октябре погибла в окружении под Ельней и Вязьмой. В ней было 11,5 тысяч воинов, 550 из которых – загорчане. Найденные материалы Ромашова выкладывает на сайте 9dno.ru и сейчас готовит книгу. Автор любезно согласилась познакомить читателей «Окей Посад» с фрагментами будущей книги.


Газета «Вперёд» от 4 июля 1941 года.
Газета «Вперёд» от 4 июля 1941 года. В обращении И.В. Сталина к советскому народу 3 июля 1941 года сообщалось, что формирование народного ополчения уже началось.

С первых дней войны тысячи людей осаждали военкоматы, желая поскорее отправиться на фронт.  2 июля ЦК ВКП(б) провёл совещание, на которое были приглашены секретари городского и районного комитетов партии Москвы. По его итогам в Военном совете Московского военного округа решили: создаём народное ополчение.

Знаменитое обращение И.В. Сталина к советскому народу прозвучало по радио 3 июля 1941 года и в тот же день было опубликовано в центральных газетах. Кроме всего прочего, в нём сообщалось, что формирование народного ополчения уже началось.

«Товарищи! Наши силы неисчислимы. Зазнавшийся враг должен будет скоро убедиться в этом. Вместе с Красной Армией поднимаются многие тысячи рабочих, колхозников, интеллигенции на войну с напавшим врагом. Поднимутся миллионные массы нашего народа. Трудящиеся Москвы и Ленинграда уже приступили к созданию многотысячного народного ополчения на поддержку Красной Армии. В каждом городе, которому угрожает опасность нашествия врага, мы должны создать такое ополчение, поднять на борьбу всех трудящихся, чтобы своей грудью защищать свою свободу, свою честь, свою родину – в нашей отечественной войне с германским фашизмом».

На следующий день вышло постановление Государственного Комитета Обороны № ГКО-10 «О добровольной мобилизации трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения», где подробно описывалось, как будут создаваться эти дивизии. 

Интересно само понятие «добровольная мобилизация». Напомним, что с началом войны, с 23 июля, мобилизации уже подлежали военнообязанные, родившиеся с 1905 по 1918 год включительно. Теперь же планировалось «в соответствии с волей, выраженной трудящимися, и предложениями советских, партийных, профсоюзных и комсомольских организаций» мобилизовать в дивизии народного ополчения 200 тысяч москвичей и 70 тысяч жителей Подмосковья от 17 до 55 лет. 

Мобилизовать – но добровольно (правда, по общей воле трудящихся, а не по собственной воле. Я особо обращаю внимание на этот момент, потому что в дальнейшем, увы, придётся столкнуться с некоторым противоречием). От мобилизации освобождались те, кто уже был призван, а также имеющие бронь рабочие оборонных предприятий. 


Справка о призыве. Такие справки выдавались и загорским ополченцам.
Справка о призыве. Такие справки выдавались и загорским ополченцам.

Каждый из 25 районов столицы должен был сформировать по одной дивизии, но в первую очередь, уже к 7 июля, должны быть готовы двенадцать. Ополченцы Подмосковья вливались в состав московских дивизий. Во время службы ополченца за ним сохранялось его содержание: средний заработок для рабочего, оклад для служащего и стипендия для студента. Семьям колхозников, которых среди загорских ополченцев было немало, полагалось пособие, как если бы они были военнослужащими, призванными в армию. В случае инвалидности или смерти пострадавшему или его семье была обещана пенсия.

Четвертого июля опубликовала текст сталинского выступления и загорская газета «Вперёд». В том же номере уже были напечатаны многочисленные сообщения из колхозов, с предприятий города и района – всюду проходили митинги, на которых граждане выступали с проникновенными речами, а после сразу записывались в ополчение. Это председатель колхоза «Герой труда», находившегося в Воздвиженском, Маркин, рабочие Кирпичного завода НКПС и завода №6, а также Механического завода, сотрудники трикотажной фабрики… 

Но вот что удивительно: из 28 фамилий добровольцев, упомянутых в этом номере, только трое обнаружились в списке ополченцев, который внесен в алфавитную книгу призыва Загорского военкомата! Смотрим следующие номера газеты, читаем о новых добровольцах – и снова тщетно ищем эти фамилии в списках! Это первая, но далеко не единственная загадка, связанная  с загорским ополчением. 

Поиск среди призывников, направленных в другие части, затруднён, поскольку в газете публиковались только фамилии, даже без инициалов, но всё-таки один (только один!) из упомянутых в заметках обнаружился в списке отправленных на военный склад на станции Арсаки. 

Очевидно, составленные на предприятиях списки добровольцев (кстати, не обнаруженные пока исследователями), по призыву вождя решивших отправиться на борьбу с врагом, отличались от итогового списка ополченцев. Можно лишь гадать, по каким причинам люди остались на рабочих местах: имели ли они бронь и были нужнее на производстве, оказались слишком пожилыми или слишком юными…

Наконец, 8 июля отряд загорских ополченцев был сформирован. Благодаря документам военкомата, мы знаем, что их было 550 человек: 540 рядовых и 10 офицеров. Самый пожилой из них родился в 1888 году, самый молодой – в 1924-м. 
Однако, если в Москве в ополчение ушло очень много подростков, то в нашем районе их было совсем мало. Известно всего шестеро: Михаил Ивкин, Фёдор Королёв, Макар Круглов, Василий Макаров, Пётр Максимов, Михаил Марков и Сергей Михайлов. Средний возраст мобилизованных – около сорока лет. 

Ольга Ромашова


Продолжение следует


Ещё по теме:

Слова «никто не забыт» становятся правдой


Leave a Reply

Subscribe to Posts | Subscribe to Comments

- Copyright © Окей, Посад - Skyblue - Powered by Blogger - Designed by Johanes Djogan -

- Google-